May 17th, 2006

Правозатычники.

Сегодня очередная «правозащитная» организация вылезла с очередной гениальной инициативой – «обратить внимание» правоохранительным органам на интернет-ресурсы, содержащие националистические и «экстремистские» материалы.
Чуть раньше другие (а может те же) «правозащитники» требовали запретить ДПНИ проводить шествие.
Ещё раньше г-да Брод и Алексеева (это, как я понимаю, ваще главные правозащитники) составляли списки книг, которые они хотели бы запретить читать русским. (Ну с Бродом и компанией всё ясно - про них даже пословица есть: не зная Брода - не суйся! А вот Алексеева-то куда!?)
От всего этого я испытываю всё большее недоумение. Закрадываются опасения, что я перестаю понимать родной язык. Я всегда думал, что ПРАВОЗАЩИТНИКИ – это люди, защищающие права граждан от жлобских поползновений государства. И до некоторых пор так и было. В советские времена многие правозащитники шли в тюрьму за наши права. Честь им и хвала!
Но нынешние их «последователи» занялись чем-то совершенно противоположным – пытаются лишить нас даже тех прав, которые нам оставило путинское государство.
Вот ещё пару лет назад в Питере убили одного дядю – он выступал в суде экспертом по делам о «разжигании межнациональной розни», т е, короче говоря, помогал антирусскому режиму упекать в тюрягу русских людей – хороших или плохих, за дело или нет – не важно. Важно то, что и этого дядю почему-то провозгласили «правозащитником». А я-то думал, что это называется «стукач»… Это не значит, что дядя непременно плохой, что я одобряю его убийство – конечно нет, но не правозащитник он!
Вот я и предлагаю, ради спасения русского языка от перерождения, оставить слово «правозащитник» тем, к кому оно действительно относится.
А для других прочих есть специальное слово, вынесенное в заглавие этого поста.